Главная Статьи Обзоры В погоне за истиной | Какой могла стать Bloodborne | Часть 2

В погоне за истиной | Какой могла стать Bloodborne | Часть 2

  • 0
  • 57
  • 0
20.05.2020

В прошлой части рассказа о вырезанном контенте Bloodborne мы прогулялись по тихим коридорам Лечебницы Йозефки, обсудив ранние варианты завязки игры и метаморфозы, коснувшиеся некоторых персонажей. Настало время продолжить путь, который ведет нас к следующей локации – Центральному Ярнаму.

На фоне бушующей пандемии Covid-2019, возвращение в умирающий от чумы город Ярнам может показаться зловещим – его улицы полны трупов, выжившие из ума жители патрулируют город, пытаясь найти зараженных и не понимая, что и сами они уже далеко не здоровы. Центральный Ярнам очень красочно рисует перед глазами игрока картину пораженного эпидемией города и именно поэтому является одной из самых атмосферных локаций Bloodborne.

Канализация, концепт-арт

Добавляет атмосферы и тот факт, что эта локация является первой полноценной локацией в игре: именно в Центральном Ярнаме игрок встретит первые трудности и познакомиться с базовыми механиками игры, что определенно оставит у него незабываемые впечатления.

Но перейдем ближе к делу. Как и в случае с Лечебницей Йозефки, в левел-дизайне альфа-версия Центрального Ярнама практически не отличается от релизной. Единственное и самое заметное отличие – это некоторые недоработки и ограничения, затрудняющие путь в гробницу Идон и делающие невозможным перемещение в следующую локацию. Хотя одну из главных достопримечательностей Соборного округа можно встретить и здесь: на площади с фонтаном игрок сможет собственными глазами увидеть Амигдалу, беззаботно сидящую на одном из зданий.

Все остальные отличия вполне характерны для состояния альфы – изменено расположение раскиданных по локации предметов и противников (среди которых неожиданно можно встретить Сад Глаз, Небесных отпрысков и Женщину-звонаря), а практически все неигровые персонажи оригинальной игры (включая Гилберта, Айлин, Одинокую старушку и дочерей Гаскойна) недоступны, как и соответствующие им квесты.
Впрочем, кое-кого мы не досчитались…

Отец Гаскойн, концепт-арт

В оригинальной игре мы впервые могли встретить Отца Гаскойна призвав его на битву с Церковным чудовищем или несколько позже – уже во время боссфайта с ним самим.

Однако в альфа-версии игры Священник Гаскойн (англ. Priest Gascoine, именно так он назван в одной из ранних версий игры) был полноценным НПС. Игрок мог застать его сражающимся с двумя вервольфами на большом мосту, ведущим в Соборный округ. Если помочь Гаскойну в бою, а после поговорить с ним, то он произнесет небольшой монолог:

– Ты – тот самый охотник? …Так, так. Охотник, да? Сегодня вечером в воздухе что-то изменилось… Люди уходят охотниками, а возвращаются зверьми…Даже не сомневайся. Если что-то двигается можешь быть уверен, что это чудовище. И даже если это не так, не рискуй!

Мост в Центральном Ярнаме, концепт-арт

Этим напутствием, по большей части, и ограничивается его небольшая роль в сюжете. Однако в его «арсенале» есть еще несколько интересных фраз:

– …Так, так. Охотник, да? Звери повсюду… Мне уже нравится запах этой охоты! Ха-ха-ха!

-…Ах, сладкий запах крови. Просто… просто изумительно!

– Запах крови. Этот невыносимый запах. Меня от него тошнит.

Стоит обратить внимание на то, как меняются особые чувства, которые Гаскойн питает к «запаху» охоты. На смену упоению приходит стойкое отвращение, причем именно в этой последовательности: последняя реплика произносится им во время боссфайта, тогда как остальные он будет озвучивать находясь в «мирном» состоянии на мосту. Почему его жажда крови уменьшается, а не возрастает – отдельный вопрос. Возможно, Гаскойн пытается подавить её в себе и отрицает её влияние на собственный рассудок. В любом случае, финал его истории неминуем – во время битвы в гробнице Идон Гаскойн так или иначе превратится в зверя, дав жажде крови завладеть своим сознанием. Боссфайт с ним, кстати, тоже таит небольшой секрет. Вот что скажет Гаскойн, если одержит верх над незадачливым охотником:

– Больное создание, покойся с миром. Умбаса.

Гробница Идон, концепт-арт

«Умбаса» – это то, что так ждали услышать в Bloodborne многие фанаты Demon Souls, другого проекта From Software, в котором команда Хидетака Миядзаки заложила основы жанра соулслайк-игр. Когда в сети появились первые слухи и материалы по Project Beast, первому прототипу Bloodborne, многие поклонники студии стали небезосновательно полагать, что новый проект будет так или иначе связан с Demon Souls.

Сбыться этим надеждам было не суждено – в релизной версии Bloodborne нет никаких зацепок, позволяющих связать два этих проекта в рамках общей вселенной. Однако, «Умбаса» появилось в ней не просто так – на ранних этапах разработки Bloodborne действительно должна была стать своеобразным продолжением Demon Souls, но от подобного преемничества студия-разработчик решила отказаться.

Впрочем, не будем углубляться в детали, ведь нас ждёт знакомство с ещё одним НПС – единственным безымянным яранмитом альфа-версии Bloodborne, с которым можно завести полноценный разговор.

Центральный Ярнам, концепт-арт

Нужное место находится в переулке за темным домом, в котором сидит противник-колясочник. Но даже там не будет никаких ориентиров – в игре безымянный ярнамит ничем не обозначен и разговаривать придется с пустотой. Судя по всему, разработчики планировали дать ему собственное окно, как это было сделано с другими жителями Ярнама, но посчитали, что это не так важно для альфа-версии игры.

– Приятель, ну только не ты. Мы не такие, как ты. Разве ты не понимаешь, что мы все еще нормальные. …Но вот что я тебе скажу, если ты так хочешь задать мне парочку вопросов, то принеси нам кровь. Все правильно, кровь. Тогда я расскажу тебе, что мне известно. В такое время сложно быть привередливым.

Если попробовать начать с ним диалог, Ярнамит откажется вести разговор и попросит охотника принести ему кровь. Цена, правда, невысока – всего 300 отголосков крови. Если принести их горожанину, то он с радостью ответит на все вопросы, которые могли бы заинтересовать осваивающегося охотника.

– Ох, ты. Ты принес нам кровь? Ох, отлично! Да, ты неплохой, приятель. Да, очень хорошо. Итак, что ты хочешь знать?

Если попытаться нанести по невидимому окну удар, то диалог явно не завяжется:

– Разум зараженых слаб. Тебя нельзя в этом винить. Убирайся отсюда, немедленно. Пожалуйста, уходи. Ты не нормальный, не нормальный, как бы ты ни старался притворяться. Ты ненормальный. Ты ненормальный. Благослови нас и смой с нас кровь зверей… Умбаса.

Но вернемся к вопросам: как и у Старушки в лечебнице Йозефки, игрок сможет поинтересоваться у Ярнамита о Лоуренсе или о Крови Мудреца:

– Лоуренс? Ах да, Лоуренс, еще один чужак, как и ты? Да, я его хорошо знаю. Он отправился в собор в Восточном Квартале. Тоже по моему совету. Не повезло ему. Видишь ли, сразу после того, как он ушел, колокол прозвенел, извещая о начале охоты. Никто из пришлых никогда не переживал Охоту, поверь мне, дружок.

– Кровь мудреца? Хм, я ничего не знаю. Ничегошеньки. Это какая-то выдуманная чушь, или… знаешь что… минутку, подожди минутку… Священник в соборе может что-то знать. Отец Норберт его звать, довольно высокомерно, как видишь, но… есть одна проблема… В ночь Охоты Западный Квартал заколочен, и проход к собору в Восточном Квартале перекрыт. А когда охота закончится, ну… в общем, ты будешь мертв, как и все остальные психи, вот увидишь.

И если о Лоуренсе мы уже слышали, то вот отец Норберт – совершенно новое лицо в этой истории.

Безымянная модель, которую часто соотносят с отцом Норбертом.

С другой стороны, «совершенно новое лицо» – не совсем верная формулировка, поскольку каждый игравший в Bloodborne всё же знаком с этим высокопоставленным священником, ведь отец Норберт – это Церковное Чудовище. Намеки на это можно найти не только в разговоре с Ярнамитом, но и в диалогах с другими персонажами. Вот что о нем упоминает Миколаш:

– Отец Норберт был ужасен, но ты, вероятно, спас его. Я, от лица его заместителя, благодарю тебя. Умбаса.

О том, что отец Норберт является церковным чудовищем говорят и некоторые предметы. Так, в ранних версиях игры существовал предмет под названием «Living liver» – в переводе «живая печень» (в иных источниках «Fresh liver» – «свежая печень»). Этот предмет был подобен великим душам из Dark Souls: при его использовании игрок получал крупное число игровой валюты, в нашем случае – отголосков крови, а получить её можно было только убив соответствующего босса. В ранней версии игры было найдено несколько подобных предметов, связанных со всеми известными боссами и отсортированных по ценности. Второй по счету, сразу после печени отца Гаскойна, шла печень отца Норберта, а вот печени Церковного Чудовища в списке не нашлось.

Церковное Чудовище, концепт-арт

Забегая вперед, не могу не упомнянуть дверь, расположенную в дальнем углу моста, где проходит битва с Церковным Чудовищем. Догадки игроков были верны – изначально она и правда должна была открыть игроку путь в Соборный округ. Но о нем мы поговорим в следующий раз.


Завершая путешествие по альфа-версии Центрального Ярнама, хочется вспомнить про беднягу Гилберта. Его судьба в оригинальной игре незавидна – он становится одной из жертв чумы зверя, превращаясь в чудовище после восхода Красной Луны. Однако в игре присутствовал и иной вариант развития событий, о чем свидетельствует этот диалог:

– Ты уверен? Ты же знаешь, как это ценно? Я никогда не хотел навязываться, но я очень ценю твою доброту. Скоро мы снова будем вместе… Ты сказала мне жить, и я так и сделал. Пожалуйста, скажи мне, что этого было достаточно. Пожалуйста, моя дорогая…

На этой печальной ноте рассказ о вырезанном контенте в Центральном Ярнаме подошёл к концу. Следующей отправной точкой в повествовании станет таинственный Соборный Округ, и чтобы попасть туда, осталось лишь открыть ворота, ведущие в часовню Идон…

не в сети 1 месяц

kosmodroma

9
концептуальный текст о чем-то важном
0Комментарии9Публикации25-10-2018Регистрация

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Коментарии:
Коментарии

Мы в соцсетях: